Почему преступность лучше предупреждать, чем побеждать.

В криминологии есть одна из «аксиом»: главным направлением борьбы с преступностью должно являться ее предупреждение. А опыт развитых государств уже давно доказал, что каждый условный евро, продуманно направленный государством на профилактику правонарушений, будет для общества в 10 раз результативней, чем ликвидация уже последствий этих правонарушений. Однако, все равно в развивающихся (и не особо) государствах чиновники и правоохранительные органы на первое место ставит меры уголовной̆ репрессии как единственную панацею.

Надо констатировать, что Украина – не исключение. И мы постоянно наступаем на одни и те же грабли – наши правоохранительные органы не могут продемонстрировать действительно эффективности, потому что их подходы на практике не учитывают методы предупреждения преступности.

Вернее, она постоянна звучит в программах развития, планах и отчетах той же Нацполиции, однако ее реализация на практике равна практически нулю и используется лишь для кратковременных пиар-мероприятий. 

Зарубежный опыт.

Выбор: прямиком в тюрьму или испытательный срок.

Тогда как в европейских странах предупреждение правонарушений в среднем занимает 60% работы полицейских и других правоохранительных органов. В Европе так же уже есть несколько организаций, которые в своей работе популяризируют значение предотвращения преступности. Одна из самых известных организаций среди правоохранительных органов — Европейская сеть предотвращения преступлений http://eucpn.org.

В сети Интернет доступна широкая информация о проектах неправительственных организаций, таких как «Соседский присмотр», «Ваш полицейский» (Дания), «Держаться в стороне не значит быть в безопасности» (Эстония), «Шаг за шагом к безопасному обществу» (Литва), «Безопасная старость» (Румыния). Они разработаны во взаимодействии полиции и общества и открыты для реализации в других странах.

В соседней Чехии создан «Национальный комитет по предупреждению преступности» (National Crime Prevention Committee), в котором участвуют практически все ведомства под общей координацией МВД. Ответственность за реализацию стратегии возложена на министра внутренних дел. Каждый год на превентивные проекты государство выделяет необходимое финансирование. На местном уровне обязательным является сотрудничество между полицией и местным самоуправлением с целью разработки программ по вопросам безопасности. В частности, поставлен акцент на идентификацию и предупреждения конкретных правонарушений и решения местных проблем безопасности.

В Польше порядка 80% активности полиции – это превенция, работа с маргинальными группа и группами риска, оперативная и осведомительная сеть, работающая на полицию, проводится обучение полицейских, которые учатся работать с различными этническими группа и тд. Все это зафиксировано на государственном уровне. В полиции есть постоянно действующая и хорошо финансируемая программа по снижению уровня преступности и антисоциального поведения в малых и средних городах, которая называется «Безопасный город». 

Интересен так же опыт полиции Великобритании, Литвы, Эстонии. Там в высоких чиновничьих кабинетах не выдумывают в каких сферах надо проводить профилактику. Программы превентивной работы формируются на основании исследований общественного мнения по проблемам безопасности. Например, по результатам такого исследования, полиция Эстонии сосредоточила внимание на предупреждении распространения наркотических веществ, насилия в семье и нарушении правил дорожного движения. Общество само подскажет, где «болевая зона» его безопасности.

Украинские реалии.

В целом в теории криминологии предупреждение преступности подразделяют на общесоциальную профилактику и индивидуальную. Придерживаясь данной классификации, давайте посмотрим на каком уровне эти механизмы работают в Украине.

1.Общесоциальная профилактика.

Она проходит путем решения острых социальных проблем, повышения материального достатка людей, уровня их культуры и образования, организации досуга молодежи, улучшения уровня медицины и т. д.

Можно, конечно, апеллировать, что общесоциальная профилактика преступности достаточно дорогое «удовольствие» и для бедной Украины не посильно. Что это якобы доступно только для развитых государствОднако истинна в том, что государству следует изменить саму философию государственных финансов. Судя по растущим вот уже более 5 лет расходам на содержание Нацполиции, МВД,ГПУ, НАБУ и пр. правоохранительных органов, а так же пенитенциарной системы, государству гораздо выгоднее раздувать штат правоохранителей, пытаться ловить преступников, а потом их охранять, нежели развивать интеллект нации, лечить народ, финансировать территории и внедрять социальные программы для населения… цифры тому подтверждение.

Из года в год, в госбюджетах страны уменьшаются расходы на Минсоцполитики, Минздрав, Минобразование. В 2020 году расходы сводного бюджета на безопасность, правоохранительную систему и судебную власть должны составлять 6,1% ВВП. При этом традиционно в бюджете 2020 года уменьшены относительную и реальную величину расходов на образование и здравоохранение: с 6,2% и 3,2% ВВП в 2019 до 5,9% и 3,1% ВВП в 2020 году.

2.  Индивидуальная профилактика, делится на три уровня: 

•  ранняя профилактика.

Ее задача — противодействие источникам негативного воздействия и разъяснение лицу, опасности таких контактов и возможных нарушений закона. В качестве наглядного примера давайте вспомним сколько экспериментов в Нацполиции провели над службой участковых, которые непосредственно задействованы в процессе ранней профилактики. Их переименование в «офицеры громад» и прочие фокусы с обеспечением их работы практически дезинтегрировали службу и демотивировали сотрудников там работать. 

Говоря о ранней профилактике, не надо думать, что это задача только полиции как таковой. Например, верно построенная информационная и коммуникационная работа с бизнесом, предотвратит массу налоговых преступлений, а работа антикоррупционных НАБУ и ДБР способна предотвратить коррупционные преступления многих чиновников.

• непосредственная профилактика.

Она касается лиц, поведение которых свидетельствует о развитии у них негативных интересов, привычек, стереотипов (отчуждение от положительного микросреды, сомнительные знакомства, непосредственные контакты с криминальной средой и лицами, чрезмерно употребляющих алкоголь, наркотические средства и т.п.); непосредственно участвуют в совершении административных правонарушений. Задача непосредственной профилактики — сдержать лицо от того, чтобы оно в дальнейшем не стала на преступный путь и склонить его на путь исправления, обновления микросреды, в которой оно общается с отрицательного на положительное. 

В качестве примера – противодействие наркомании.

Государству в лице правоохранительных органов намного эффективнее контролировать такого маргинала путем непосредственной профилактики, чем потом расследовать массу преступлений, которые он может совершить, например в состоянии ломки. Еще одна сфера – безопасность движения на дорогах. Действительный, а не номинальный контроль за тех состоянием транспорта, совершающего пассажирские перевозки, и качеством проводимого медосмотра водителей, способен существенно уменьшиться страшную статистику ДТП. А массовое применение системы видеонаблюдения, видеоаналитики и распознавания объектов в масштабах городов, способны качественно снизить общее количество нарушения ПДД. А порой и общего уровня правонарушений на улицах. И в городах, где такие системы запущены в тестовом режиме (Винница, Киев, Львов) данные говорят о том, что криминогенная ситуация значительно улучшается.

• профилактика рецидива.

Еще этот вид профилактики называют постпенитенциарным и он касается лиц, отбывших уголовное наказание в виде лишения свободы, но подлежащих надзору с целью предотвращения рецидива. Такое впечатление, что в последние годы в профилактике рецидива государство не принимает участие. Социальные, экономические, бытовые, медицинские аспекты адаптации людей после отбывания срока заключения на практике отсутствуют.

При этом они есть в отчетах Минюста либо грантовых заявках тематических Общественных организаций. Это в свою очередь толкает людей на совершение новых преступлений. Тут, конечно, следует вспомнить о том, что в 2015 году принят Закон о пробации, который призван уменьшить количество заключенных и сократить число повторных преступлений.

Сущность пробации заключается в следующем: после вынесения приговора, если санкции статьи не превышают пяти лет лишения свободы, человеку дается право продолжать привычную жизнь вместо пребывания в тюрьме. Можно работать, учиться, жить дома. Но все, кто избежит тюрьмы, должны регулярно появляться на регистрацию в отдел пробации. Его основная задача — выяснить, что заставляет такого человека совершать преступление, и как помочь избежать совершения нового.

Сейчас согласно госотчетов 65.000 правонарушителей отбывают наказание на свободе. Но проблема нехватки персонала, колоссальна. Особенно в сельских районах, где в отделениях всего 1-2 специалиста. В некоторых регионах работать просто некому. И эксперты, в том числе европейские, говорят, что пока существенных изменений, связанных с внедрением пробации, в украинском обществе нет. Однако это не значит, что не следует относить пробацию к позитивным изменениям. Скорее это один из немногочисленных примеров попытки государства при прямом содействии европейских доноров, создать механизм превенции (профилактики) рецидива.   

В завершении следует так же следует отметить еще один немаловажный аспект. Для адекватной системы превенции необходимо очень глубокая и профессиональная аналитика. Тогда как сейчас в Украине аналитическая составляющая борьбы с преступностью практически не функционирует. Ничего не слышно о внедряемых в практическую правоохранительную деятельность результатов научно-исследовательских проектов профильных ВУЗов и научных институтов при правоохранительных органах. Многие их них превратились в банальные учебные заведения. Получается, что из года в год в объективном и профессиональном анализе криминальной̆ ситуации никто не заинтересован.

Правоохранительные органы как правило пытаются представить ситуацию в выгодном для себя свете. Оппозиция обычно драматизирует ситуацию, власть сглаживает острые углы. И так длится годами.

А отсутствие структур, способных осуществлять независимый̆ криминологический̆ анализ, можно сравнить со слепотой правоохранительных органов, которые «на ощупь» борются с преступностью, даже не думаю о ее предупреждении, масштабы и тектонику которой они даже не понимают. 

Комментарии

Понравилась статья? Поделитесь!

Можно нам немного понаглеть и попросить оставить свой отзыв!
[Общая: 1 Средняя: 4]
  • NXT

  • ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ

    Введите Ваш e-mail

  • Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.